АЛЬ-ЛАТ

«Будь осторожен - не дай Женщине заплакать, потому что Аллах считает её слёзы! Женщина произошла из ребра мужчины. Не из ноги, чтобы быть униженной, не из головы, чтобы превосходить, но из бока, чтобы быть бок о бок с мужчиной, чтобы быть равной с ним. Из под руки, чтобы быть защищённой, и со стороны сердца, чтобы быть любимой…»

Джан Юджель

...Голый по пояс, зверского вида буфетчик брал из большого алюминиевого таза огромные помидоры и, раскромсав их на большие куски, бросал в глубокую миску. При этом для того, чтобы отрезать зеленый хвостик, он безжалостно отрезал почти треть сочной мякоти. От такой расточительности у Аллы даже перехватило дыхание – в ее семье к продуктам относились бережливо, а прошедшая блокаду бабушка до сих пор не позволяла выбрасывать зачерствевший хлеб. После помидоров наступил черед огурцов. Наблюдая, как вместе с кожурой в ведро отправилась почти половина зеленого красавца, Алла укоризненно покачала головой – в санатории свежих овощей в меню практически не было. Шакиб сглотнул слюну. От одуряющего запаха шашлыка и вида простой еды у него даже стала кружиться голова. Между тем буфетчик продолжил экзекуцию: взяв по изрядному пучку кинзы, укропа и фиолетового рейхана, порубил их на деревянной доске и смахнул гору зелени в тарелку. Затем, подняв над головой огромную бутыль, в которой, расслоившись, плавали масло и винный уксус, хорошенько ее потряс и, зажав горлышко большим пальцем, полил получившуюся композицию образовавшейся суспензией.                                     "Слушаю вас, молодые люди, - обратился он к вошедшим. – По глазам вижу – жрать охота. Санаторские?"  Алла с Шакибом дружно закивали головами. "Шашлык или сердце?" "Простите, что? – не поняла Алла.- А можно меню?" "Тебю всегда можно, - подмигнув, ответил буфетчик. – У нас ассортимент не меняется – шашлыки, салат и сердце вареное". Он вытащил из под прилавка огромный мясной булыжник с торчащими во все стороны артериями. "Целое порезать или половину?" "Я буду шашлык, - решительно сказала Алла. – Шакиб, а ты?"   На Шакиба, несмотря на голод, вид вареного сердца тоже произвел удручающее впечатление.- Я, наверное, тоже шашлык… Но, спохватившись, уточнил: "Скажите, а из какого мяса ваш кебаб?" "Лучшую свинью для вас зарезал, - заверил буфетчик. – Еще утром хрюкала!" Шакиб брезгливо сморщился: "Ханзир! – и, повернувшись к Алле спросил, - Ты же не станешь есть свинину?" "Почему не стану? – удивилась Алла. "Иудеи не едят свинину! Это – не кошер". "А что это такое? – не поняла она. И утвердительно кивнула полуголому буфетчику: - Мне шашлык...

­Сергей Петросян